Предоставление жилья по договору соцнайма погорельцам

Вечерняя МоскваВечерняя Москва

Единого закона о погорельцах в России нет. На федеральном уровне существуют несколько статей Жилищного, Гражданского и Уголовного кодексов, а также приказ МЧС. Отдельные нормативно-правовые документы позволяют отрегулировать вопросы преодоления возникших из-за утраты имущества неприятностей, предоставления другого жилья и помощи пострадавшим. Это комплексная и многогранная работа.

Государство восстанавливает свое жилье

В первую очередь необходимо установить причину возгорания, объяснила юрист, эксперт в сфере ЖКХ Ольга Перминова. Для этого после ликвидации пожара сотрудник МЧС составляет акт. В нем указываются данные о том, что способствовало ЧП, кто пострадал или погиб. Затем вызывается оценщик, определяется сумма причиненного ущерба.

По словам специалиста, в каждом случае необходимо разбираться индивидуально. Виноватым может быть житель квартиры или частного дома, управляющая компания или поджигатель.

— Государство, в свою очередь, занимается восстановлением жилья только в том случае, если помещение находится в его собственности, а люди там проживают по договору социального найма. Так что частным собственникам ни на какую помощь от государства рассчитывать не стоит, — отметила Перминова.

Для минимизации последствий пожара эксперт посоветовала страховать свою недвижимость. Тогда страховая компания в рамках указанной в договоре суммы поможет с восстановлением имущества, или это позволит приобрести новую квартиру.

Кому помогут с квартирой после пожара

Случаи, когда государство выделяет жилье погорельцам, все же есть.

Согласно статье 95 ЖК РФ, это возможно в связи с чрезвычайными обстоятельствами, на которые собственник никак повлиять не мог. Тогда выделяется временное жилье из маневренного фонда. Касается это в основном стихийных бедствий, когда оставаться в зданиях уже просто опасно, есть риск их обрушения. В этом же случае можно рассчитывать и на денежную компенсацию, и на жилищный сертификат.

В Москве, например, как следует из закона «Основы жилищной политики» (с документом можно ознакомиться на сайте mos.ru), существует специализированный жилой фонд. Его используют для неотложного расселения людей из-за «пожаров, аварий, стихийных бедствий, чрезвычайных обстоятельств, либо капитального ремонта или реконструкции домов».

Кроме того, согласно статье 57 ЖК РФ, людям, жившим в квартирах по договорам социального найма, также могут предоставить жилье, если предыдущее непригодно для проживания.

Если же причиной стал поджог, то открывается уголовное дело в рамках статьи 167 УК РФ. Если виновника найдут, а в его действиях увидят состав преступления, то он может получить до пяти лет тюрьмы. Только государство тут уже ни при чем. Если уголовное дело не возбуждено, то компенсацию можно затребовать в рамках гражданского судопроизводства.

До суда можно не доводить

Также на поддержку от государства можно рассчитывать, если утрачено единственное жилье. В этом случае переселят в квартиру по договору социального найма, находящуюся в муниципальной собственности. Но, как отмечает юрист, в каждом случае все индивидуально и зависит от причины пожара.

Рассчитывать на получение компенсации можно и тогда, когда причиной пожара стали действия государственных организаций и управляющих компаний. Решаются эти вопросы как в досудебном, так и в судебном порядке.

По словам Перминовой, с доведением дела до суда не стоит торопиться.

— Сначала стоит попробовать решить вопрос мирным путем, написав досудебное обращение или претензию виновнику. Довольно часто управляющая организация, если пожар произошел по ее вине, предлагает провести ремонт собственными силами. А если виновник отказывается, то тогда уже нужно обращаться в суд. Правда, тогда суд может запросить свою экспертизу, — объяснила эксперт.

За жилое или нежилое помещение в любом случае отвечает собственник, отмечает юрист. Кто бы это ни был — государство или частное лицо. Именно на плечи собственника возложено преодоление последствий пожара. Сначала все фиксируют и проводят расследования пожарные, составляется акт.

Далее производится оценка материального ущерба. После этого необходимые сведения направляются либо в страховую компанию, если жилье застраховано, либо в местную администрацию, если помещение принадлежит государству.

Если выясняется, что жилье сгорело из-за халатности самих жильцов и не было застраховано, восстанавливать его придется точно за свой счет, заключила Перминова.

Что же касается недавней трагедии в поселке Мосрентген, то, по предварительной версии, причиной пожара стала неисправная электропроводка. Виноваты в этом жильцы или обслуживающая организация, предстоит выяснить. Несмотря на это, власти Москвы уже пообещали оказать помощь пострадавшим.

Определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ от 16.08.2016 N 80-КГ16-7

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 16 августа 2016 г. N 80-КГ16-7

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Кликушина А.А.,

судей Назаренко Т.Н. и Юрьева И.М.

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Суховой А.Б., Сухова А.С., Теребилова С.А.

к администрации муниципального образования «Барышский район» Ульяновской области о признании права на внеочередное предоставление жилого помещения по договору социального найма, предоставлении благоустроенного жилого помещения по договору социального найма, взыскании компенсации морального вреда

по кассационной жалобе Суховой А.Б., Сухова А.С., Теребилова С.А. на решение Барышского городского суда Ульяновской области от 30 июля 2015 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Ульяновского областного суда от 27 октября 2015 г.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Назаренко Т.Н., объяснения Суховой А.Б., поддержавшей доводы кассационной жалобы, возражения относительно доводов кассационной жалобы представителя администрации муниципального образования «Барышский район» Ульяновской области Кулишовой Н.Е.,

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

установила:

Сухова А.Б., Сухов А.С. и Теребилов С.А.

обратились в суд с иском к администрации МО «Барышский район» Ульяновской области (далее — администрация) о признании за ними права на внеочередное предоставление жилого помещения по договору социального найма, возложении обязанности предоставить по договору социального найма благоустроенное жилое помещение в виде отдельной квартиры общей площадью не менее кв. м, состоящей не менее чем из 2 комнат, находящейся в черте г. области и отвечающей установленным санитарным и техническим требованиям, компенсации морального вреда в размере 100 000 руб. в пользу каждого из истцов. В обоснование требований истцы сослались на то, что по договору социального найма занимали кв. , расположенную в д. по ул. области. 25 ноября 2004 г. произошел пожар, в результате которого дом уничтожен. С 2004 года истцы неоднократно обращались к ответчику с вопросом о предоставлении другого жилого помещения по договору социального найма, однако до настоящего времени жилье не предоставлено. В 2010 году Сухова А.Б. поставлена на учет нуждающихся в улучшении жилищных условий как малоимущая на общих основаниях. Решением жилищно-бытовой комиссии от 29 апреля 2015 г. истцам отказано во включении в льготный список на получение жилья. Поскольку утраченное жилое помещение после пожара стало непригодным для проживания, истцы считают, что имеют право на внеочередное обеспечение жильем.

Решением Барышского городского суда Ульяновской области от 30 июля 2015 г. исковые требования Суховой А.Б., Сухова А.С., Теребилова С.А. удовлетворены частично. За истцами признано право на внеочередное предоставление жилого помещения по договору социального найма.

На администрацию возложена обязанность предоставить истцам по договору социального найма благоустроенное жилое помещение в виде отдельной квартиры общей площадью не менее кв. м, состоящей не менее чем из 2 комнат, находящейся в черте г. области и отвечающей установленным санитарным и техническим требованиям.

В удовлетворении остальной части иска отказано.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Ульяновского областного суда от 27 октября 2015 г.

решение суда первой инстанции отменено в части возложения на ответчика обязанности по внеочередному предоставлению жилого помещения по договору социального найма и в этой части постановлено новое решение, которым в удовлетворении данных требований отказано. В остальной части решение суда оставлено без изменения.

В кассационной жалобе Суховой А.Б., Суховым А.С. и Теребиловым С.А. поставлен вопрос об отмене в части судебных актов, как вынесенных с нарушением требований закона.

По результатам изучения доводов кассационной жалобы заявителей судьей Верховного Суда Российской Федерации Вавилычевой Т.Ю. 13 мая 2016 г.

было истребовано дело в Верховный Суд Российской Федерации, и определением судьи Верховного Суда Российской Федерации Назаренко Т.Н. 7 июля 2016 г.

кассационная жалоба с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что имеются основания для отмены в части судебного постановления апелляционной инстанции.

В соответствии со статьей 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального права или норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

При вынесении судебного постановления апелляционной инстанцией такие нарушения норм материального права были допущены.

Читайте также:  Является ли вывеска рекламой?

Судом установлено, что по адресу: , с 26 ноября 1996 г. зарегистрирован Теребилов С.А., с 25 января 2002 г. — Сухова А.Б. и Сухов А.С. (л.д. 11).

Данная квартира была предоставлена Суховой (ранее — Теребиловой) А.Б. и ее сыну Теребилову С.А. на основании постановления главы города Барыша от 12 февраля 2002 г. N 56, что подтверждается ордером N 25 (л.д. 98).

Согласно справке от 29 марта 2009 г. N 9, выданной отделением Государственного пожарного надзора по г. Барышу и Барышскому району, 25 ноября 2004 г. в д. по ул. произошел пожар, в результате которого уничтожены жилой дом, квартира и имущество Суховой А.Б. (л.д. 97).

27 декабря 2004 г. Сухова А.Б. обратилась к главе города Барыша с просьбой о включении ее, мужа Сухова А.С. и сына Теребилова С.А. в список жильцов, пострадавших от пожара, для получения жилищного сертификата (л.д. 51).

Постановлением главы города Барыша от 17 февраля 2005 г. N 597 жилой дом по ул. выведен из жилого фонда (л.д. 73).

В соответствии с выпиской из реестра муниципального имущества МО «Барышский район» в реестре муниципального имущества МО «Барышский район» кв. N в доме N по ул. не числится.

На основании распоряжения главы администрации Ульяновской области от 1 марта 2005 г.

N 197-р в целях оказания материальной помощи пострадавшим в результате пожара в двухэтажном 20-квартирном доме, расположенном по адресу: , комитету социальной защиты населения администрации области выделены 2 100 000 рублей за счет средств резервного фонда администрации области на оказание целевой адресной материальной помощи жителям, пострадавшим в результате пожара согласно приложению. Непосредственно истцам выделено по 50 000 руб. каждому (л.д. 38, 39).

19 марта 2010 г. жилищно-бытовой комиссией администрации муниципального образования «Барышский район» (протокол N 3) семья Суховой А.Б. признана ответчиком малоимущей и нуждающейся в жилом помещении из-за утраты жилого помещения в результате пожара, а также поставлена на учет граждан, нуждающихся в жилых помещениях, предоставляемых по договорам социального найма (л.д. 84).

29 апреля 2015 г. жилищно-бытовой комиссией администрации муниципального образования «Барышский район» (протокол N 4) рассмотрено повторное обращение Суховой А.Б. по вопросу внеочередного предоставления жилого помещения по договору социального найма. В удовлетворении заявления отказано со ссылкой на истечение срока давности события, послужившего причиной для льготы (л.д. 17).

Удовлетворяя требования истцов о признании права на внеочередное предоставление жилого помещения, суд первой инстанции исходил из того, что в связи с утратой ими жилого помещения у ответчика возникла обязанность по предоставлению другого жилого помещения, равнозначного ранее занимаемому. В удовлетворении требования о компенсации морального вреда суд отказал.

Суд апелляционной инстанции отменил решение суда первой инстанции в части удовлетворения требований истцов о признании права на внеочередное предоставление жилого помещения, возложении обязанности предоставить жилое помещение по договору социального найма во внеочередном порядке и вынес в данной части новое решение, которым в удовлетворении данных требований отказал, сославшись на то, что администрацией истцам была выплачена денежная компенсация за утраченное в результате пожара жилое помещение и имущество в размере, достаточном для приобретения жилого помещения в г. Барыше.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что апелляционное определение в данной части принято с нарушением норм материального права и согласиться с ним нельзя по следующим основаниям.

В силу статьи 5 Федерального закона от 29 декабря 2004 г.

N 189-ФЗ «О введении в действие Жилищного кодекса Российской Федерации» к жилищным отношениям, возникшим до введения в действие Жилищного кодекса Российской Федерации, Жилищный кодекс Российской Федерации применяется в части тех прав и обязанностей, которые возникнут после введения его в действие, за исключением случаев, предусмотренных данным Законом.

Согласно статье 91 Жилищного кодекса РСФСР, действовавшего до 1 марта 2005 г., граждане выселяются из жилых домов государственного и общественного жилищного фонда с предоставлением другого благоустроенного жилого помещения, если: 1) дом, в котором находится жилое помещение, подлежит сносу; 2) дом (жилое помещение) грозит обвалом; 3) дом (жилое помещение) подлежит переоборудованию в нежилой.

  • Согласно статье 87 Жилищного кодекса Российской Федерации, если жилое помещение, занимаемое по договору социального найма, подлежит переводу в нежилое помещение или признано непригодным для проживания, выселяемым из такого жилого помещения гражданам наймодателем предоставляется другое благоустроенное жилое помещение по договору социального найма.
  • В соответствии с пунктом 1 части 2 статьи 57 Жилищного кодекса Российской Федерации вне очереди жилые помещения по договорам социального найма предоставляются гражданам, жилые помещения которых признаны в установленном порядке непригодными для проживания и ремонту или реконструкции не подлежат.
  • В части 1 статьи 52 Жилищного кодекса Российской Федерации предусмотрено, что жилые помещения по договорам социального найма предоставляются гражданам, которые приняты на учет в качестве нуждающихся в жилых помещениях, за исключением установленных данным Кодексом случаев.

Установив, что семья Суховой А.Б.

признана ответчиком малоимущей и нуждающейся в жилом помещении в связи с утратой жилого помещения, принята на учет в качестве нуждающейся в жилом помещении, суд первой инстанции удовлетворил иск в части признания за истцами права на внеочередное предоставление жилого помещения по договору социального найма и возложения на ответчика обязанности предоставить жилое помещение, указав при этом, что такое предоставление носит компенсационный характер и гарантирует гражданам условия проживания, которые не должны быть ухудшены по сравнению с прежними.

Вывод суда апелляционной инстанции об отказе истцам в иске о предоставлении жилого помещения взамен утраченного основан на том, что право истцов на благоустроенное жилое помещение было реализовано путем выплаты им после пожара 150 000 руб. согласно распоряжению главы администрации Ульяновской области от 1 марта 2005 г. N 197-р.

Между тем данный вывод является ошибочным.

Из названного выше распоряжения следует, что целью выделения денежных средств являлось оказание материальной помощи гражданам, пострадавшим в результате пожара, и возмещение материального ущерба, понесенного в результате порчи имущества, принадлежащего им. Распределение денежных средств не ставилось в зависимость от занимаемой гражданами жилой площади, а выделялось каждому пострадавшему адресно.

Необоснованным является и вывод суда апелляционной инстанции о том, что права на внеочередное предоставление жилого помещения истцы не имеют по причине того, что на момент пожара в квартире не проживали.

Временное отсутствие в занимаемом по договору социального найма жилом помещении не влечет прекращение права граждан на пользование этим жильем, кроме того, ответчиком требование о признании истцов утратившими право пользования жилым помещением в связи с выездом на другое место жительства не заявлялось.

На момент пожара договор социального найма жилого помещения расторгнут не был. Последующие действия администрации по выплате материальной помощи, постановке на учет в качестве нуждающихся в предоставлении жилого помещения свидетельствуют о том, что ответчик признавал за истцами право на жилое помещение, пришедшее в непригодное состояние.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что допущенные судом апелляционной инстанции нарушения норм материального права являются существенными, они повлияли на исход дела и без их устранения невозможны восстановление и защита нарушенных прав и законных интересов заявителей, в связи с чем апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Ульяновского областного суда от 27 октября 2015 г. в части отмены решения Барышского городского суда Ульяновской области от 30 июля 2015 г. об удовлетворении требований истцов к администрации о признании права на внеочередное предоставление жилого помещения по договору социального найма, предоставлении благоустроенного жилого помещения по договору социального найма и вынесения в данной части нового решения об отказе в иске подлежит отмене, а решение Барышского городского суда Ульяновской области от 30 июля 2015 г. в данной части оставлению в силе.

В остальной части обжалуемое определение суда апелляционной инстанции подлежит оставлению без изменения, поскольку его выводы соответствуют фактическим обстоятельствам дела и основаны на правильном применении норм материального права.

Руководствуясь статьями 387, 388, 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

определила:

апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Ульяновского областного суда от 27 октября 2015 г. в части отмены решения Барышского городского суда Ульяновской области от 30 июля 2015 г. об удовлетворении исковых требований Суховой А.Б., Сухова А.С. и Теребилова С.А.

к администрации муниципального образования «Барышский район» о признании права на внеочередное предоставление жилого помещения по договору социального найма, предоставлении благоустроенного жилого помещения по договору социального найма, и вынесении в данной части нового решения об отказе в иске — отменить.

Решение Барышского городского суда Ульяновской области от 30 июля 2015 г. в данной части оставить в силе.

В остальной части апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Ульяновского областного суда от 27 октября 2015 г. оставить без изменения.

——————————————————————

Кс разъяснил порядок обеспечения жильем недееспособных граждан

1 февраля Конституционный Суд вынес Постановление № 3-П по делу о проверке конституционности п. 3 ч. 2 ст. 57 Жилищного кодекса и ч. 3 ст. 17 Закона о социальной защите инвалидов в РФ.

Читайте также:  Срок исковой давности оплаты задолженности за вывоз ТКО

Согласно первой норме, жилые помещения по договорам социального найма вне очереди предоставляются гражданам, страдающим тяжелыми формами ряда хронических заболеваний.

Исходя из второй нормы, инвалиды и семьи, имеющие детей-инвалидов, нуждающиеся в улучшении жилищных условий и вставшие на учет после 1 января 2005 г., обеспечиваются жильем в соответствии с жилищным законодательством РФ.

Отказ в предоставлении инвалиду жилья повышенной площади для проживания с ней опекунов

Как следует из материалов дела, жительница Астрахани К. является инвалидом I группы по зрению с детства и нуждается в постоянном постороннем уходе. Кроме того, она страдает тяжелой формой хронического заболевания, при которой невозможно совместное проживание граждан в одной квартире. В 2011 г. К. признана недееспособной, а в 2012 г. ее мать – гражданка Г. – назначена опекуном.

С 2012 г. Г., ее муж В. и дочь К. (семья из трех человек) состоят на учете в качестве нуждающихся в жилье, предоставляемом по договору социального найма из муниципального жилищного фонда. При этом К. также включена в список лиц, страдающих тяжелыми формами хронических заболеваний и состоящих на учете в качестве нуждающихся в жилых помещениях.

В августе 2013 г. суд удовлетворил иск прокурора, поданный в интересах семьи, обязав администрацию Астрахани предоставить ей вне очереди благоустроенное жилье по договору социального найма с учетом дополнительной жилой площади, предусмотренной для инвалидов.

Тем не менее апелляция отменила решение и вынесла новый судебный акт, согласно которому администрация обязана предоставить по договору социального найма благоустроенное жилое помещение только К. как лицу, страдающему тяжелой формой хронического заболевания, указанного в предусмотренном п. 4 ч.

1 ст. 51 Жилищного кодекса перечне.

КС разъяснил право на получение жилого помещения семьями, имеющими ребенка-инвалидаКонституционный Суд отметил, что жилье предоставляется именно ребенку, но для проживания в нем с членом семьи

После принятия Конституционным Судом Постановления от 22 января 2018 г. № 4-П, которым был выявлен конституционно-правовой смысл п. 3 ч. 2 ст. 57 Жилищного кодекса, Г.

обратилась в суд с иском к органу местного самоуправления о предоставлении дочери во внеочередном порядке жилья по договору социального найма с учетом дополнительной площади, необходимой для совместного проживания с ней родителей.

Тем не менее суды отказали в удовлетворении заявления со ссылкой на то, что родители инвалида не обладают самостоятельным правом на получение жилого помещения по договору соцнайма вне очереди, а их право проживать с дочерью в жилье, которое будет ей предоставлено во исполнение ранее принятого судебного постановления, не оспаривается. В дальнейшем кассационные инстанции, включая Верховный Суд, отказались рассматривать кассационную жалобу заявительницы.

Конституционный Суд подчеркнул, что необходимо учитывать все обстоятельства

В жалобе в Конституционный Суд Г. указала на несоответствие п. 3 ч. 2 ст. 57 Жилищного кодекса и ч. 3 ст. 17 Закона о социальной защите инвалидов в РФ Основному Закону государства.

По ее мнению, спорные нормы лишают совершеннолетних граждан-инвалидов, страдающих тяжелой формой хронического заболевания, при которой невозможно совместное проживание с ними в одной квартире, и нуждающихся в круглосуточном уходе и постоянной опеке, права на дополнительную жилую площадь в случае постановки их на учет в качестве нуждающихся в улучшении жилищных условий после 1 января 2005 г., а также ущемляют права опекунов таких граждан.

Изучив материалы дела, Конституционный Суд отметил, что предметом рассмотрения будет п. 3 ч. 2 ст.

57 ЖК постольку, поскольку в системе действующего правового регулирования он определяет основания и условия предоставления жилого помещения по договору социального найма гражданину, страдающему тяжелой формой хронического заболевания, указанного в правительственном перечне соответствующих заболеваний (в том числе инвалиду, когда такое лицо признано недееспособным, имеет назначенного ему опекуна и нуждается в постоянном постороннем уходе).

Высшая судебная инстанция пояснила, что граждане, страдающие тяжелой формой хронических заболеваний и признанные судом недееспособными, тем более могут нуждаться в соответствующем уходе с постоянным присутствием опекуна, не считая случаев, когда они помещены под надзор в образовательные, медицинские или социальные организации. На это указывает и закрепление в ч. 4 ст. 16 Закона об опеке и попечительстве возможности опекуна безвозмездно пользоваться жилым помещением, принадлежащим подопечному, в соответствующем порядке при удаленности его места жительства от места жительства подопечного, а также при наличии других исключительных обстоятельств.

В связи с этим КС счел, что предоставление жилого помещения в порядке, предусмотренном п. 3 ч. 2 ст. 57 ЖК РФ, в расчете лишь на самого гражданина, страдающего тяжелой формой хронического заболевания из числа указанных в перечне, предусмотренном п. 4 ч. 1 ст.

51 этого Кодекса, когда он признан недееспособным и нуждается по состоянию здоровья в постоянном уходе, который осуществляет опекун, способно привести к нарушению ряда конституционных установлений и правовых позиций.

При этом Суд отметил, что сказанное, однако, не предрешает обязательного получения недееспособным совершеннолетним гражданином, страдающим заболеванием указанной категории, жилого помещения на таких условиях, когда и его опекуну было бы обеспечено право социального найма того же помещения при соблюдении нормы предоставления в отношении их обоих.

«Так, если сам опекун не принят на учет в качестве нуждающегося в улучшении жилищных условий, то, по общему правилу, другое жилое помещение не может быть ему предоставлено на условиях социального найма даже для проживания вместе с подопечным. Более того, не исключено, что при определенных жилищных условиях опекуна подопечный, который является членом его семьи, может проживать и в его жилище.

Предоставление жилого помещения гражданину, страдающему тяжелой формой соответствующего хронического заболевания и признанному недееспособным, в размере, превышающем соответствующую норму в расчете на одно лицо, возможно при неодинаковых условиях и с разными правовыми последствиями, с тем чтобы обеспечить проживание такого гражданина вместе с его опекуном», – отмечено в постановлении КС РФ.

В исключительных ситуациях, если предоставление жилья с превышением нормы предоставления не более чем в два раза, с тем чтобы опекун осуществлял постоянный уход за подопечным без вселения в жилое помещение или, напротив, в качестве члена семьи нанимателя, невозможно (в частности, в связи с отсутствием помещений подходящего размера) и если опекун недееспособного гражданина, страдающего тяжелой формой соответствующего хронического заболевания, является членом его семьи (супругом или близким родственником), осуществляющим за подопечным постоянный уход, и принят на учет в качестве нуждающегося в улучшении жилищных условий, подопечному нельзя отказать в обеспечении жильем вне очереди на основании оспариваемой нормы только в силу того, что его опекун сам не относится к лицам, обеспечиваемым жильем по договору социального найма вне очереди. «Конституционно значимым целям отвечало бы предоставление жилого помещения по договору социального найма такому гражданину и опекуну, в том числе с учетом положений ст. 58 ЖК РФ. В этом случае, поскольку жилое помещение предназначено для вселения гражданина, страдающего одной из тяжелых форм хронических заболеваний, указанных в соответствующем перечне, также возможно превышение нормы предоставления на одного человека, но не более чем в два раза (ч. 2 данной статьи)», – подчеркнул Суд.

Таким образом, отметил КС, п. 3 ч. 2 ст. 57 ЖК РФ, на основании которого гражданам, страдающим тяжелыми формами ряда хронических заболеваний, предоставляются вне очереди жилые помещения по договорам социального найма, обязывает правоприменительные органы учитывать все заслуживающие внимания обстоятельства.

Это означает, что спорный пункт предполагает принятие решения о предоставлении вне очереди жилого помещения недееспособному гражданину-инвалиду, страдающему соответствующим хроническим заболеванием и нуждающемуся по состоянию здоровья в постоянном постороннем уходе.

При этом должна учитываться площадь, которая была бы достаточна, чтобы обеспечить такому лицу, помимо отдельного проживания, возможность получать такой уход и должное содействие в удовлетворении особых его потребностей, когда требуется постоянное нахождение с ним в предоставляемом ему жилье опекуна или проживание с ним супруга или близкого родственника в качестве члена семьи нанимателя.

«Если же предоставление жилого помещения гражданину, страдающему тяжелой формой соответствующего хронического заболевания, на таких условиях невозможно, реализация им права на внеочередное получение жилого помещения по договору социального найма возможна в рамках предоставления жилого помещения по договору социального найма ему и его принятому на учет в качестве нуждающегося в улучшении жилищных условий опекуну – члену его семьи по смыслу семейного законодательства (супругу или близкому родственнику), осуществляющему за ним постоянный уход», – отмечено в постановлении Суда. Таким образом, КС РФ счел, что спорный пункт соответствует Конституции, и распорядился пересмотреть судебные акты по делу граждан Г. и К.

Эксперты оценили выводы КС

Адвокат АП г. Москвы Анна Минушкина отметила, что жилищное законодательство с принятием ЖК РФ в 2005 г. значительно сократило количество категорий граждан, имеющих право на внеочередное улучшение жилищных условий.

«Сейчас подлежат улучшению во внеочередном порядке жилищные условия исключительно граждан, страдающих тяжелыми формами хронических заболеваний, установленных законодательством.

Читайте также:  Ипотека с долей ребенка

При этом, согласно законодательству, подлежат улучшению жилищные условия только самого гражданина, имеющего хроническое заболевание, и исключается улучшение жилищных условий во внеочередном порядке членам его семьи, также состоящим на жилищном учете», – пояснила она.

По словам эксперта, на практике очень часто и остро встает вопрос о нарушении прав людей, имеющих заболевание, поскольку по факту улучшают жилищные условия исключительно им, и они вынуждены проживать без членов семьи.

«В настоящее время мы также представляем интересы лица, имеющего заболевание, позволяющее лицу вне очереди улучшить жилищные условия. Местные органы улучшают ему одному жилищные условия, хотя члены его семьи также состоят на жилищном учете. При этом нашего доверителя переселяют от членов его семьи на значительное расстояние.

Наша позиция сводится к тому, что доверителю в связи с заболеванием необходим посторонний уход», – рассказала Анна Минушкина.

По ее мнению, постановление КС РФ является логичным продолжением целей социальной политики, которая обязывает принимать меры по обеспечению благополучия граждан, их социальной защищенности.

«Исходя их указанного смысла, при улучшении жилищных условий гражданам, имеющим заболевание, предусмотренное перечнем, подлежат также улучшению и жилищные условия опекуну указанного лица, который также состоит на жилищном учете, а при наличии нескольких лиц, осуществляющих уход за недееспособным лицом, необходимо улучшать жилищные условия одновременно также и членам семьи», – резюмировала эксперт.

Партнер юридической фирмы Law & Commerce Offer Антон Алексеев полагает, что Конституционный Суд, как и в большинстве случаев при рассмотрении жалоб, касающихся социальной сферы, постарался найти баланс между интересами гражданина, имеющего право на социальную защиту со стороны государства, и интересами самого государства.

«С одной стороны, КС указал, что гражданам, страдающим тяжелыми формами хронических заболеваний, должно быть предоставлено вне очереди жилое помещение по договору социального найма с учетом обеспечения отдельного проживания в таком помещении как его самого, так и его опекуна для того, чтобы опекун мог надлежащим образом обеспечивать уход и должное содействие в удовлетворении особых потребностей подопечного. При этом Суд делает оговорку о том, что такая возможность может быть предоставлена тогда, когда опекун и подопечный состоят в близких родственных отношениях в соответствии с семейным законодательством. С другой стороны, он говорит, что площадь жилого помещения, предоставляемого во внеочередном порядке гражданину, страдающему тяжелой формой хронического заболевания, не должна превышать норму предоставления более чем в два раза», – отметил эксперт.

Антон Алексеев полагает, что Конституционный Суд сделал важный вывод о том, что предоставление гражданину, страдающему тяжелой формой хронического заболевания, жилого помещения для отдельного проживания без учета площади для проживания с ним опекуна, являющегося близким родственником и членом семьи, является нарушением прав самого подопечного и препятствует исполнению опекунами обязанностей, возложенных на них законом. «Однако Суд также указал, что внеочередное предоставление лицу, страдающему тяжелой формой хронического заболевания, жилого помещения с учетом площади, необходимой для проживания с ним членов его семьи (включая опекуна), должно осуществляться, исходя из обстоятельств конкретного дела и при наличии у публичного образования возможности предоставления жилого помещения соответствующей площади. Последнее обстоятельство на практике может лишить все выводы КС РФ правовой ценности при рассмотрении подобных споров в суде», – подчеркнул юрист.

Койке — место. Верховный суд разъяснил: у обитателей бывших общежитий нельзя отнять право на жилье

Очень полезное и своевременное решение принял Верховный суд РФ, разбираясь с делом жительницы общежития в Чите.

Когда статус общаги со здания сняли и передали дом городу, местные власти отказались признавать за жительницей одной из комнат ее право на эти квадратные метры.

Чиновники мотивировали свое решение просто — дама в общежитии появляется редко, где-то у нее есть еще жилье, поэтому город ей ничего не должен.

Местные суды с чиновниками согласились и отняли у гражданки право на комнату, где она почти десять лет была прописана. Ее прописку в общежитии, кстати, тоже аннулировали.

Верховный суд РФ не согласился с такими решениями и отменил их. Более того, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда РФ не стала возвращать спор в Читу, чтобы там исправили свои ошибки, а сама приняла решение по спору за комнату в общежитии, что, к слову, случается крайне редко.

Чем важно это решение? В нашей стране в последние годы активно идет процесс избавления от общежитий. Общаги в советское время имели практически все организации — фабрики и заводы, научные учреждения и колхозы.

Сейчас бывшие общежития передают городским властям, и комнаты в них становятся полноценным муниципальным жильем. Но процесс передачи ведомственного жилья хотя и прописан в законе, по мере исполнения вызывает массу юридических вопросов.

В этом решении Верховного суда — ответ на одну из основных проблем.

Итак, в районный суд Читы обратилась администрация города с иском к гражданке, проживающей в комнате одного из местных общежитий. Вселили ответчицу в него в 1997 году. Там же женщину и зарегистрировали.

Постановлением администрации города со здания уже в наше время был снят статус общежития и присвоен новый статус — «дом муниципального жилищного фонда социального использования». Главе администрации района вменили в обязанность оформить с проживающими в общежитии гражданами договора социального найма жилых помещений.

Наша ответчица чиновникам не понравилась. Они посчитали, что ее нельзя признать нуждающейся в жилье и у них нет оснований заключить с женщиной договор соцнайма. Как дополнительный аргумент в суде чиновники заявили, что дама часто отсутствует в своей комнате, потому что у нее есть где жить, и она сама отказалась от прав и обязанностей нанимателя.

В последние годы активно идет процесс избавления от общежитий. Их передают городским властям, и комнаты в них становятся полноценным муниципальным жильем

Суд согласился с просьбой чиновников. Краевой суд посчитал такое решение законным. В Верховный суд РФ обратилась ответчица и попросила проверить правильность решения местных судов. Там дело изучили и сказали, что «нарушения норм материального права были допущены судами первой и апелляционной инстанций».

Вот на что обратил внимание в материалах дела Верховный суд. Поле того как общежитие стало муниципальным фондом, комиссия по жилищным спорам администрации района отказала гражданке в заключении договора соцнайма на комнату, в которой она была прописана 10 лет. Аргументы — у нее есть жилье, значит, ее нельзя признать нуждающейся.

Районный суд исходил из того, что женщина потеряла право пользования своей комнатой, так как уехала жить в другое место. Апелляция согласилась с мнением районных коллег.

Вот аргументы Верховного суда РФ. По 40-й статье Конституции каждый имеет право на жилище и никого нельзя произвольно лишить этого права. Выселить человека или ограничить его в праве пользования жильем можно только по закону, что и записано в Жилищном кодексе.

Верховный суд подчеркнул — жилищные права и обязанности возникают по основаниям, прописанным в законах, а также из действий участников жилищных отношений. Право уполномоченного органа — исключить дом из специализированного жилищного фонда — это основание для применения к таким помещениям правового режима жилья по договорам соцнайма.

После снятия с дома статуса общежития с живущими в нем гражданами заключаются договора соцнайма на ту площадь, на которой они жили в общежитии.

Верховный суд подчеркивает — отсутствие договора соцнайма не препятствует «к осуществлению гражданами прав нанимателя жилого помещения по договору соцнайма, поскольку их реализация не может быть поставлена в зависимость от оформления органами местного самоуправления указанных документов».

Верховный суд особо подчеркнул — постановление администрации о снятии со здания статуса общежития обязало главу района оформить с гражданами договора соцнайма без каких-либо требований в нуждаемости в жилье.

Сам факт, что местная власть сняла статус общежития и приравняла здание к муниципальному фонду, предполагает изменения статуса жилья и с теми, кто в доме живет, договора соцнайма надо заключать обязательно, независимо от того, нуждаются они в жилье или нет.

Комната в общаге, подчеркнули в ВС, не была дана гражданке впервые, а было просто «изменение правоотношений сторон». Ведь комнату женщине когда-то дали вполне законно, значит, правовые нормы закона о предоставлении жилья по договору соцнайма на эту ситуацию не распространяются.

Всего этого местные суды почему-то не учли и неправильно разрешили спор. Их выводы «не основаны на законе». Верховный суд сам принял решение: в иске администрации Читы к жительнице общаги о признании ее утратившей право пользования жилым помещением и снятии с регистрационного учета отказать.

Наталья Козлова 

Российская газета — Неделя №7420 (254)

Adblock
detector