Возможна ли принудительная госпитализация в психиатрическую больницу

Дисклеймер: статья написана с точки зрения реалий госпитализации в Санкт-Петербурге в крупные психиатрические стационары и не претендует на полноту описания процедуры в других городах России.

Из тоталитарного наследия советского общества остался один аспект, который является [с одной стороны] актуальной страшилкой среди населения а-ля «в случае чего ведь могут насильно забрать в дурдом и превратить в овоща», с другой стороны — реально существующая процедура, регламентируемая законом и, к счастью, имеющая весьма прозрачные критерии к госпитализации.
*Просьба не путать недобровольную госпитализацию с принудительным лечением (оно устанавливается только по решению суда), статья не об этом.

Если коротко, то актуальность недобровольной госпитализации идёт за закона «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании» и конкретно 29 статьи (Основания для госпитализации в медицинскую организацию, оказывающую психиатрическую помощь в стационарных условиях, в недобровольном порядке). Текст статьи:

Лицо, страдающее психическим расстройством, может быть госпитализировано в медицинскую организацию, оказывающую психиатрическую помощь в стационарных условиях, без его согласия либо без согласия одного из родителей или иного законного представителя до постановления судьи, если его психиатрическое обследование или лечение возможны только в стационарных условиях, а психическое расстройство является тяжелым и обусловливает:

  • а) его непосредственную опасность для себя или окружающих, или
  • б) его беспомощность, то есть неспособность самостоятельно удовлетворять основные жизненные потребности, или
  • в) существенный вред его здоровью вследствие ухудшения психического состояния, если лицо будет оставлено без психиатрической помощи.

Есть ещё понятие «недобровольное психиатрическое освидетельствование» (ст. 23 п. 4), которое тоже может проходить в стационарных условиях, но критерии для недобровольности будут те же.

Соответственно, есть три пункта, любой из них уже является основанием для недобровольной госпитализации, троекратного «бинго» ждать не надо.

Попытаюсь коротко описать житейские ситуации, в которых эти критерии могут срабатывать:

  • а) — Поведение человека после употребления ПАВ (в случае алкоголя чаще срабатывает бред ревности), в котором развивается паранойя по отношению к окружающим. Далее под руку попадаются острые и не очень предметы и быстро перемещаются по воздуху в сторону заботливого окружения. Успешность поражения и наличия подбитых при этом значения не имеет, важен сам факт агрессивных попыток.
    — самоповреждения в любом виде. Истерический вариант: «Если ты уйдёшь от меня, я перережу себе вены!» /// при тяжёлых депрессиях — как реальная попытка суицида (тут могут и выпить таблеток, и в петлю лезть) /// при шизофрении/БАР/пр. большая психиатрия — как попытка снять внутреннее напряжение / бредовые мотивы и т. д.
  • б) Истощенность при выраженной анорексии (когда уже теряется способность к самообслуживанию) / тяжёлые проявления «старческого слабоумия» (особенно, если родственник живёт один) / средние и тяжёлые формы слабоумия при отсутствии надлежащего ухода / тяжёлые формы шизофрении, когда человек теряет какое-либо желание ухаживать за собой, есть, мыться и т. д.
  • в) Тяжёлые формы депрессий, когда в результате нарастающего ухудшения состояния, человек от мыслей и робких планов о самоубийстве может перейти к реальным действиям расставания с жизнью разной степени успешности. Здесь же снова всплывают беспомощные пожилые родственники, впадающие в «маразм». В эту же кассу поведение пациентов с БАР в стадии настоящей мании.

Возвращаясь непосредственно к этапам недобровольной госпитализации.
Рассмотрим два сценария, для разнообразия раскрасив их абстрактной тёмной («Вы хотите сдать кого-то из своих близких?!») и светлой («Как управлять миром, не привлекая внимания санитаров») красками общественного дискурса.

Тёмная сторона: практические советы при госпитализации родственников/друзей

Надеюсь, этот алгоритм вам никогда не пригодится, а прибегать к нему будете только в случае крайней необходимости, когда любые другие методы (уговаривание, попытки утихомирить коллективно, безуспешное физическое обездвиживание человека с его последующим срывом в агрессию и переходом в режим «Халк-крушить-ломать!») становятся неэффективны.

Краткие тезисы:

  1. Вызывайте бригаду без предупреждения. Можете и предупредить, но эффект неожиданности будет вам на руку.
  2. Если были предыдущие госпитализации в стационар / нахождение на диспансерном учёте у психиатра, обязательно об этом упомяните.

  3. Не ждите спада приступа психоза, вызывать имеет смысл на высоте.
  4. При звонке в скорую ни в коем случае не преуменьшайте тяжесть происходящего, иногда имеет смысл даже чуть-чуть драматизировать происходящее.
  5. Попросить не расходиться к моменту приезда скорой очевидцев происходящего.

  6. К приезду скорой не пытаться скрыть следов неадекватного поведения: не убирать мусор, хлам, сломанные вещи и т. п.
  7. Совсем уж крайняя мера — сознательная провокация. Обычно до этого не доходит, т. к.

    человека в психозе провоцировать не надо, он и без того ведёт себя неадекватно.

  8. В момент психоза у человека теряется критика, поэтому почти любые ваши действия будут расцениваться как недружелюбные: «Со мной всё в порядке, ты сам сошёл с ума, если не понимаешь, что нас прослушивают и готовят покушение!». И уж пусть это будет профессиональная помощь, чем тщетное уговаривание, которое всё равно ни к чему хорошему не приведёт.

Рубежи, через которые предстоит пройти потенциальному пациенту, чтобы оказаться на психиатрическом отделении в больнице:

  1. Разговор с диспетчером по телефону — могут не принять вашу заявку.
  2. Врач психиатрической бригады, приехавший на выезд — может отказать в госпитализации.

  3. Врач в приёмном отделении самой больницы — может развернуть скорую, не видя оснований для госпитализации.
  4. Дежурный врач на профильном отделении — тут уже перекидывают на следующее звено, обычно сложностей не бывает.

  5. Лечащий врач на отделении — может выписать в ближайшем времени, если расценит состояние пациента как не имеющее показания к стационарному лечению.

Проблемы чаще возникают на п.1 — диспетчеры по телефону «не видит» показаний для вызова спец бригады (поэтому см. третий тезис).

Настаивайте на профильной бригаде, спрашивайте полное ФИО диспетчера и записывайте разговор (и сообщите ему об этом). Во избежание личных проблем диспетчер всё-таки отправит к вам бригаду.

Далее может возникнуть проблема в попытке убедить врача бригады скорой помощи в необходимости госпитализации. Да, «пациент» может притихнуть, прикинуться адекватным.

  • По факту необходимо красочно описывать проблемы в поведении человека, демонстрировать следы разрушений (см. 6 тезис). Рассказывайте общую историю проблемы («Уже не первый раз», «В прошлый раз всё закончилось реанимацией/ментами/угрозами убийства/…»).
  • Ссылайтесь на закон о недобровольной госпитализации (теперь вы его знаете);
  • Самый действенный аргумент — если отказываются госпитализировать, — требуйте номер смены/полное ФИО врача, расписку об отказе в госпитализации. При таком наборе действий не слышал случаев, что бы врач решил отказать в госпитализации (никто не хочет иметь дело с судами), и в 99% случае человек будет госпитализирован.

Естественно, если вы пытаетесь очернить человека, наврать о его неадекватном поведении, а по факту никаких «улик» такого поведения нет, есть свидетели нормального поведения — госпитализировать не получится.

Учтите, что на дальнейшую судьбу госпитализируемого вы уже толком повлиять не сможете, последующие этапы сменяются довольно быстро (за нескольких часов) в рамках одного учреждения. Скорее всего, вас могут вызвонить на последнем этапе, когда лечащий врач будет опрашивать пациента и сверять его рассказ и ваш (в психиатрии это называется объективный анамнез).

На самом деле, на практике основная проблема после уже совершённой госпитализации равно обратная — родственники пациента внезапно понимают, что перегнули палку, но поздно: факт обращения уже есть, критерии госпитализации присутствуют. Значит, пациент будет находиться на отделении до тех пор, пока его не вылечат, а это уже вопросы к лечащему врачу.

Светлая сторона: как не угодить стационар / как быстрее выбраться, если вас уже госпитализировали

Несколько тезисов, которые помогут разобраться в сложившейся ситуации:

  1. Если вы находитесь в настоящем психозе и потеряли связь с реальностью, то вас не будут донимать вопросы и трудности этого бренного мира.
  2. Если до этого вы уже когда-то были госпитализированы в психиатрические больницы, то с одной стороны — факт не в вашу пользу.

    С другой стороны, скрывать его не стоит — это говорит об определенной критике вашего состояния (значит, вам нечего скрывать и бояться, и вы не находите этот факт дискриминирующим ваше положение). Получив выписку из предыдущего стационара, врачу гораздо легче будет сравнивать текущие и предыдущие основания для госпитализации.

  3. На самом деле, никто не заинтересован в нахождении пациента на отделении в недобровольном порядке: для врача это дополнительные проблемы в виде оформления множества бумажек, выезд суда на отделение, потенциальные проблемы от особо «прытких» пациентов/их родственников. Удлинение сроков госпитализации, опять же (что ухудшает статистику).

  4. Даже если есть основания для госпитализации и лечения, в добровольном порядке обычно короче срок лечения (срок недобровольной госпитализации может составлять до 6 месяцев, и далее по результатам решения суда) и лояльнее отношение лечащего врача.

  5. При госпитализации у вас, скорее всего, отберут телефон, поэтому будет здорово иметь на такой случай друга/родственника/знакомого юриста, который знает правовые аспекты госпитализации. Главное — знать, в какую больницу вас госпитализировали, обычно это можно узнать через приёмный покой/справочную в учреждении.

  6. Всегда рассказывайте историю со своей стороны, посвящайте врача в любые детали, если это поможет помочь ему понять мотивацию ваших действий. Чем больше у него будет информации, тем проще ему интерпретировать ваше поведение. При этом вы всегда защищены конфиденциальностью врачебной тайны, в психиатрии с этим достаточно строго.

  7. Демонстрация знаний закона:
    — Закон о психиатрической помощи, ст.

     5 (Права лиц, страдающих психическими расстройствами), 7 (Представительство граждан, которым оказывается психиатрическая помощь), 12 (Отказ от лечения), 37 (Права пациентов, находящихся в медицинских организациях, оказывающих психиатрическую помощь в стационарных условиях), 33 (Обращение в суд по вопросу о госпитализации в недобровольном порядке).

  8. Финальный козырь — УК РФ, статья 128 «Незаконная госпитализация в медицинскую организацию, оказывающую психиатрическую помощь в стационарных условиях».
    ↑ Тут виновникам грозит лишение свободы на срок до трех лет, или от трёх до семи, если совершено лицом с использованием своего служебного положения либо повлекло по неосторожности смерть потерпевшего или иные тяжкие последствия.
Читайте также:  Выселение из муниципального жилья

Фактически, для нахождения на психиатрическом отделении в условиях стационара уже нужны серьёзные основания, а если речь идёт о недобровольном порядке нахождения — значит, психиатр эти основания видит и сможет их обосновать в суде. Поэтому основная тактика нахождения в стационаре:

  • быть в контакте с лечащим врачом;
  • реагировать на его рекомендации;
  • не сильно скрывать собственную симптоматику.

Основная спорная ситуация, в которой может оказаться человек — это недобровольная госпитализация в результате употребления ПАВ. Если у вас есть благополучный бэкграунд (нормальная работа, не состояли на учёте до этого), то на факт употребления могут закрыть глаза. Т. е.

 в истории болезни это, скорее всего, укажут, но в основной/сопутствующий диагноз могут не вынести, и сообщать в наркологию не станут (хотя должны).

Поэтому гнать бочку с первого момента на лечащего врача, пустословно угрожать (психиатры к этому привыкли), проявлять агрессию — всё это путь усугубления собственного положения, не надо так!
Только доброжелательное отношение, только сотрудничество с врачом и персоналом, только скорейшая выписка!

Ситуации чистой большой психиатрии и психозов в случае шизофрении/эпилепсии рассматривать не будем, т. к. там куча нюансов, и надо знать ситуацию по факту, а не по описанию в интернете.

Вообще, если сравнить правовое регулирование в России и других странах, то можно выделить следующие плюсы

  • + Все основные аспекты оказания психиатрической помощи описаны в одном документе, его реализация не варьируется в зависимости от субъектов РФ — это, на самом деле, очень круто + мало в каких странах такое есть.
  • + Прописаны критерии и порядок специалистов (только психиатры), которые могут санкционировать недобровольную госпитализацию. Например, в США часто обыгрывается ситуация, когда пациент совершил попытку суицида, и всё — уже есть основания для задержания его в недобровольном порядке до 78 часов.

А как дела обстоят в США?

Там правовое регулирование будет меняться от штата к штату.

Наиболее близкое понятие к разбираемому можно найти в штате Массачусетс (тот самый, где Гарвард и Массачусетский технологический институт):
— психически больной человек может быть госпитализирован в недобровольном порядке, если по причине его болезни возникла «вероятность серьезного вреда» (Massachusetts General Laws, Chapter 123). Это понимается как:

  • (1) существенный риск физического вреда самому человеку, проявляющийся свидетельствами угрозы или попытки самоубийства или серьезного телесного повреждения;
  • (2) существенный риск физического вреда другим людям, проявляющийся свидетельствами гомицидного или другого поведения, несущего угрозу насилия, или свидетельством, что другие люди разумно опасаются поведения, несущего угрозу насилия, или нанесения им серьезного физического вреда; или
  • (3) очень существенный риск физического ухудшения или травмы самому человеку, проявляющийся свидетельствами того, что суждение такого человека столь повреждено, что он неспособен защитить себя в обществе, и что разумные предосторожности для его защиты в обществе не доступны.

В другом штате — Айова — недобровольная госпитализация возможна, если

человек из-за душевной болезни лишён достаточной способности к суждению, чтобы сделать ответственное решение в отношении своей госпитализации и лечения, либо по причине душевной болезни, вероятно, может нанести травму себе или окружающим, либо, вероятно, может нанести серьёзную эмоциональную травму членам своей семьи или окружающим, либо не способен удовлетворить свои базовые физические нужды с вероятностью причинения себе физической травмы, или истощения, или смерти.

Замечаете, как расширяются критерии для госпитализации? Особенно, если речь идёт о каких-нибудь фанатичных родителях, и варианта конфликта интересов в семье типа: «Наш Билли не верит в XXX и посылает нас к чёрту! Это очень нас ранит!»
Далее: заявление для недобровольной госпитализации больного может быть подано любым заинтересованным лицом, которое таким образом становится заявителем — это заявление должно сопровождаться письменным заключением врача или другой информацией, подтверждающей факт душевной болезни. Если суд решает, что заявление для недобровольной госпитализации адекватно, судом устанавливается дата слушания.

Другими словами, бюрократические проблемы пациент может получить по весьма расплывчатым критериям на относительно ровном месте и увязнуть в правовых препираниях. Возможно, на практике всё по другому, но у меня нет знакомых для проверки.

Рекомендации ООН и Совета Европы по защите прав психически больных, у них тоже свои критерии

Квалифицированный профессионал в области душевного здоровья, уполномоченный законом для этой цели, определяет…, что человек имеет психическую болезнь и считает:

  • (a) Что, из-за той психической болезни, имеется серьезная вероятность непосредственного или неизбежного вреда этому лицу или другим людям; или
  • (b) Что, если отказ госпитализировать или удержать человека, психическая болезнь которого тяжела и чье суждение нарушено, вероятно приведет к серьезному ухудшению его или ее состояния или предотвратит предоставление адекватного лечения, которое может быть предоставлена только при госпитализации в учреждение психического здоровья в соответствии с принципом наименее ограничивающей альтернативы.

Что будет, если я пойду к психиатру? Меня поставят на учет? А могут госпитализировать без моего согласия? Важные вопросы о правах людей с психическими расстройствами

Данное сообщение (материал) создано и (или) распространено иностранным средством массовой информации, выполняющим функции иностранного агента, и (или) российским юридическим лицом, выполняющим функции иностранного агента.

Подпишите петицию с требованием отменить закон об иноагентах!

Многие уверены, что, если они обратятся к психиатру, их поставят на учет, об их диагнозе станет известно на работе, их смогут насильно «упечь в дурку». По просьбе «Медузы» создатели проекта «Дело Пинеля», посвященного правовой стороне психиатрической помощи, отвечают на главные вопросы о правах пациентов.

Что будет, если я обращусь к психиатру? Меня поставят на учет?

Психиатрический учет — обязанность медицинских учреждений отчитываться о всех пациентах с заболеваниями психики — отменили еще в 1993 году. Сейчас наблюдение и лечение у психиатра делится на консультативно-лечебную помощь и диспансерное наблюдение, которое могут установить по инициативе лечащего врача и без согласия пациента.

Наблюдение у психиатра начинается с подписи под согласием на медицинское вмешательство.

Поставив подпись, человек попадает в группу консультативно-лечебной помощи, подтверждает добровольность осмотра у врача и дает согласие, что будет принимать прописанные ему медикаменты и посещать специалиста, — но только если сам сочтет это нужным. Если человек, который получает консультативно-лечебную помощь, перестанет приходить, врач не станет выяснять, где он и что с ним.

В некоторых случаях психическое расстройство — как, например, параноидная шизофрения, — может протекать с частыми и тяжелыми обострениями или плохо поддаваться лечению.

Если это происходит, комиссия психиатров по инициативе лечащего врача может установить за пациентом диспансерное наблюдение. Это не недобровольная госпитализация (для которой необходимо решение суда), это просто более пристальное наблюдение со стороны врачей.

Это значит, что пациент лечится по собственному желанию, но ему надо посещать психиатра в диспансере через четкие временные промежутки — для осмотров и выписки препаратов.

Для установления диспансерного наблюдения нужно долго смотреть за состоянием человека, чтобы понять особенности течения заболевания и его характер; устанавливать диспансерное наблюдение после первого же приступа болезни незаконно.

В то же время при диспансерном наблюдении у врача есть право осмотреть пациента, даже если тот письменно отказался от наблюдения в диспансере.

Так, закон дает возможность психиатрам наблюдать за здоровьем пациента, предотвращать серьезные ухудшения состояния и помогать в решении бытовых и социальных проблем. Врач может приходить к пациенту домой, но не может насильно давать ему препараты.

Если состояние человека стало лучше и ухудшений нет на протяжении длительного времени (точных временных рамок нет), диспансерное наблюдение могут прекратить.

На диспансерное наблюдение обычно берут в психоневрологических диспансерах (ПНД). В частных клиниках, как правило, занимаются только консультативно-лечебной помощью.

Если человек посещает психиатра в частной клинике, информация об этом не попадет в базы данных государственных диспансеров, если только оттуда не пришлют запрос.

По сути, обращаясь в частную клинику, человек становится «невидимым» для государственных медицинских организаций, оказывающих психиатрическую помощь.

Если обратиться в психоневрологический диспансер, об этом узнают на работе? А родственники?

Обращение в медицинскую организацию — это конфиденциальная информация, охраняемая законом врачебная тайна. Поэтому, если человек обратился в ПНД, никто не будет об этом сообщать — ни его начальству, ни в МВД.

Даже если работодатель пришлет в диспансер запрос о том, обращался ли его работник за помощью, ему не дадут такой информации.

Читайте также:  Снятие денег с заблокированной карты

Психиатр может предоставить какие-то сведения только тем, кого сам пациент указал в согласии на лечение.

О диагнозе человека могут сообщить кому-то без его ведома и согласия лишь в оговоренных законом случаях. Это может быть, например, запрос из другой медицинской организации, в которой лечится пациент.

Сведения, представляющие медицинскую тайну, передаются в МВД, только если заведено и расследуется дело с участием пациента в любой роли (потерпевший, подозреваемый, свидетель).

Прокуратура и органы уголовно-исполнительной системы тоже могут посылать запросы в психиатрические больницы и ПНД.

При психическом расстройстве запрещено что-то делать? Например, водить машину?

Сам по себе факт наблюдения у психиатра не означает каких-либо запретов, но иногда психиатр может ограничить права пациента после осмотра.

Если у доктора возникают сомнения, может ли пациент в его состоянии заниматься тем или иным видом деятельности, человека направляют на врачебную комиссию, которая и принимает окончательное решение.

Например, если у человека есть длительное или хроническое расстройство с частыми, стойкими, тяжелыми обострениями, ему могут запретить пользоваться оружием или водить автомобиль. Есть утвержденный список таких заболеваний, в который, в частности, входят шизофрения, биполярное аффективное расстройство и расстройства личности.

Существуют и ограничения по работе — но, как правило, они связаны не с диагнозом, а с состоянием человека. Многие медицинские противопоказания к определенным видам деятельности прописаны в приказе Минздрава.

Если у человека, проходящего осмотр перед приемом на работу, уже диагностировано психическое расстройство из списка, и врач во время осмотра это узнает, он может направить пациента на врачебную психиатрическую комиссию.

Та, в свою очередь, может не допустить человека к работе, если посчитает, что расстройство стойкое, тяжелое и с часто обостряющимися проявлениями. Например, для пациентов в нестабильном и тяжелом состоянии запрещены работа на высоте, в образовательных учреждениях или кафе.

Когда состояние улучшается, это ограничение могут снять. Пока у пациента нет обострения, и врачи подтверждают его трудоспособность, он может спокойно работать — в том числе в школе.

Психическое расстройство не может быть и самостоятельным поводом для лишения родительских прав. Но в некоторых случаях оно может быть опасно для ребенка — например, быть причиной жестокого отношения к нему.

Именно опасное или пренебрегающее поведение родителя с психическим расстройством будет поводом для лишения родительских прав, а не сам диагноз.

Родительские права могут быть и только лишь ограничены из-за проблем с психическим здоровьем, влияющих на ребенка.

Имеет ли человек с психическим расстройством право на больничный? В нем указывают диагноз?

Психические расстройства не отличаются от инфекционных или других болезней. Иногда состояние пациента может быть таким плохим, что он временно теряет способность работать. В этом случае психиатр может ему выдать листок нетрудоспособности (больничный).

На листке нетрудоспособности не указывают диагноз. Психиатрические и наркологические организации имеют специальные печати для больничных, где не обозначается их профиль.

Кроме этого, вместо слова «психиатр» на больничном может быть указано, например, «терапевт». Однако в листке нетрудоспособности обязательно должен быть адрес выдавшей его медицинской организации.

Поэтому работодатель будет знать, что человек проходил лечение в психиатрическом учреждении — но не узнает, с каким расстройством.

Как действовать близким, если человек с психическим расстройством не хочет обращаться к врачу?

Если человек не хочет идти к врачу, специалиста могут вызвать его близкие, обратившись в ПНД по месту жительства или в частную клинику. Если врач сочтет их опасения обоснованными, то попросит написать заявление. В нем нужно будет указать конкретные факты, свидетельствующие о том, что у человека, вероятно, есть психическое расстройство.

Это могут быть нарушения памяти, проблемы со сном, странные, откровенно не совпадающие с действительностью высказывания, разговоры с невидимыми собеседниками, подозрительность, поиск источников излучения и радиоволн и так далее. Заявление понадобится, даже если у человека уже есть психиатрический диагноз — у врача все равно должны быть основания для осмотра.

После этого он сможет осмотреть человека на дому.

Возможно, что врач обнаружит у пациента признаки расстройства психики, но сочтет, что его состояние не представляет опасности ни для него самого, ни для окружающих. Тогда он может предложить пациенту подписать согласие на лечение и принимать препараты.

В таком случае у человека будет право отказаться от лечения.

Если же врач нашел поведение человека опасным, пришел к выводу, что тот не способен самостоятельно удовлетворять свои жизненные потребности или его состояние существенно ухудшится без психиатрической помощи, это может стать причиной для недобровольной госпитализации.

Вне зависимости от результатов осмотра родственники пациента могут оспорить выводы врача: у них есть право обратиться к главному врачу частной клиники или ПНД.

Что делать, если у человека острое состояние, но он этого не понимает?

Если состояние пациента ухудшается очень быстро и времени ждать врача из ПНД или частного психиатра уже нет, нужно вызывать скорую — неважно, из государственной клиники или частной.

Например, некоторые пациенты с психическими расстройствами в состоянии ухудшения не осознают, что их действия опасны. Это могут быть физическая агрессия, высказывания о намерении совершить суицид или попытка самоубийства.

В таких случаях не надо медлить с вызовом психиатрической бригады.

Конечно, родственники или близкие могут отвезти человека в психиатрическую больницу или диспансер самостоятельно, но это может быть рискованно. Если на скорой отказывают в отправлении бригады, можно потребовать к телефону старшего врача станции и объяснить ситуацию ему. Пациентов в остром состоянии должны осматривать психиатры скорой помощи.

Если человек ведет себя опасно или агрессивно, то при осмотре психиатр вправе не называть свою специальность, а медицинское освидетельствование возможно и без обязательного во всех других случаях письменного согласия пациента.

Осмотра врачом скорой достаточно, чтобы человека насильно положили в психиатрическую больницу?

Нет, эта процедура намного сложнее. По сути, недобровольная госпитализация начинается только в приемном покое больницы — даже если человека доставили туда на скорой. Врач скорой помощи должен всего лишь решить, есть ли показания для недобровольной госпитализации.

Если психиатр в приемном покое больницы тоже считает, что они есть, человека помещают в стационар. В течение следующих 48 часов собирается комиссия психиатров и обсуждает этот вопрос.

Если комиссия считает, что недобровольная госпитализация нужна, главный врач или другой представитель больницы обращается в суд (на подачу всех документов у больницы есть 24 часа) — и уже тот решает, госпитализировать человека без его согласия или нет.

Заседание суда должно пройти в течение пяти дней после получения документов из больницы. Такие дела рассматриваются в закрытом режиме, потому что касаются сведений, составляющих медицинскую тайну, но сам пациент имеет право принять участие в заседании.

Ему могут отказать только в случае тяжелого психического состояния, но и это должно быть не устным и единоличным решением лечащего врача, а письменно оформленным решением врачебной комиссии.

Если пациента не допускают к участию в судебном заседании, его интересы должен представлять юрист по доверенности или адвокат, назначенный судом.

Что делать, если человек хочет уйти из больницы?

Если пациента госпитализировали по его согласию, то он может в любой момент попросить выписать его из больницы, даже если врач это не рекомендует. При выписке по желанию пациента ему должны объяснить, к чему это может привести. После разговора с врачом человек с психическим расстройством может сам поменять свое решение и остаться в больнице.

Из этого правила есть исключение. Человек может находиться в больнице добровольно (то есть подписав согласие на лечение), но из-за попытки суицида или еще каких-нибудь опасных действий.

Если врач видит, что пациент хочет выписаться из больницы, но опасность для его здоровья и жизни (или здоровья и жизни окружающих) сохраняется, то он может начать процедуру недобровольной госпитализации — опять же, с участием врачебной комиссии и через суд.

Недобровольная госпитализация может быть прекращена только по решению комиссии психиатров: ни о каком уходе из больницы по собственному желанию здесь уже не может идти речи.

Если человека без его согласия положили в больницу, он может отказаться от приема препаратов?

Нет. Пациенту имеют право давать препараты без его согласия только в двух случаях, и недобровольная госпитализация — один из них. Второй — принудительное лечение в качестве замены уголовного наказания. Право отказываться от таблеток и участвовать в выборе медикаментов, которые выписывает врач, имеют те, кто находится в больнице по собственному желанию.

Могут ли близкие навещать человека в психиатрической больнице?

Да, конечно, могут. Более того, в законе о психиатрической помощи, когда речь идет о свиданиях в больнице, используется термин «посетители». Нет никаких указаний на то, что посещать пациента могут только родственники, как нет и указания на степень их родства. То есть человек может сам выбрать, с кем он хочет общаться, а кого не хочет видеть.

Право на свидание может быть ограничено только из-за тяжелого психического состояния пациента. Это решение принимает лечащий врач, а не медсестра или другой персонал больницы. Когда человеку становится лучше, все ограничения на свидания должны снять. Визиты близких и друзей могут поддержать человека в больнице и улучшить его состояние.

Читайте также:  Распределение наследства на квартиру

Что делать пациенту, если его права нарушают?

Пациенты с психическими расстройствами обладают такими же правами, как и пациенты с любыми другими заболеваниями.

Закон «О психиатрической помощи…» дает пациентам много свободы и прав, сам по себе он достаточно гуманный.

Проблема в том, как он исполняется на практике — тут можно столкнуться с запугиванием со стороны врачей и другого медицинского персонала, а также с пренебрежением мнением пациента.

В таких случаях закон позволяет пациентам больниц напрямую обращаться к заведующему отделению и главному врачу по поводу обследования, лечения и выписки. Люди, госпитализированные в больницу, также могут без правок со стороны врачей прибегать к помощи юристов вне больницы, писать жалобы и заявления в суд и прокуратуру, направлять свои обращения в минздрав или депздрав.

От обращения в общественные организации, скорее всего, будет мало пользы. Их представители должны согласовывать условия посещения больниц с главным врачом. Это может помешать им увидеть серьезные проблемы в работе стационара и пообщаться с теми, чьи права нарушены.

Если человек считает, что его права нарушают в ходе лечения, он может сделать следующее:

  • Поговорить с врачом. В некоторых случаях этого достаточно, чтобы донести свое мнение. При разговоре могут присутствовать другие люди (друзья, родственники), если пациент им разрешит.
  • Обратиться к заведующему отделением, главному врачу или его заместителю по лечебной части. Иногда доктора не хотят сами принимать сложные решения. Выполнять указания своего руководителя для некоторых врачей оказывается проще, чем решать проблемы самим. В частной клинике можно пойти к главному врачу или директору.
  • Написать о своей проблеме в региональный минздрав или депздрав. У главного врача тоже есть начальник — министр здравоохранения региона или глава соответствующего департамента. Опыт показывает, что жалобы из минздрава или депздрава разбираются с особым вниманием. Но не стоит сразу начинать с этого пункта, сначала лучше показать врачам, что вы готовы к конструктивному разговору. Многие проблемы можно решить и без вмешательства вышестоящих органов.
  • Пожаловаться в прокуратуру, Росздравнадзор и Роспотребнадзор. Эти ведомства следят за правильной работой медицинских организаций и за соблюдением ими законов. Их можно уведомить о своих проблемах, когда жалоба уже отправлена в минздрав или депздрав.
  • Написать доверенность для представления своих интересов. Такую доверенность может заверить не только нотариус, но и главный врач больницы, в которой находится пациент. Обладая подобной доверенностью, представитель может защищать права пациента за пределами больницы, в том числе и в суде. Если человек работает, доверенность может быть заверена работодателем.
  • Действия или бездействие врача можно обжаловать в суде. Для этого подается административный иск в районный или городской суд. Иск должен быть подан в течение трех месяцев со дня, когда гражданину стало известно о нарушении его прав. В суде можно попросить независимую судебно-психиатрическую экспертизу и предложить экспертное учреждение.

Виктор Лебедев, Елена Пальцева, Ольга Зайкова, авторы проекта «Дело Пинеля»

Адвокатам рассказали о стратегии защиты по делам о недобровольной госпитализации в психиатрический стационар

Как сообщила пресс-служба Федеральной палаты адвокатов РФ, 16 декабря состоялся очередной вебинар для адвокатов. С лекцией на тему «Защита граждан по делам о недобровольной госпитализации в психиатрический стационар» выступил адвокат АП г. Москвы, к.ю.н. Юрий Ершов.

В начале выступления он рассказал о возможных основаниях принудительной госпитализации, обусловленной наличием психического расстройства, при котором может быть оказана только стационарная помощь.

Он отметил, что отказ от добровольной госпитализации в ряде случаев чреват непосредственной опасностью для гражданина или окружающих, беспомощностью такого лица и возможностью причинения существенного вреда его здоровью вследствие ухудшения психического состояния, если он будет оставлен без психиатрической помощи.

В то же время, добавил спикер, правовые основания для госпитализации имеются далеко не всегда.

На конкретных примерах, доказывающих необоснованность признания практически здорового гражданина психически больным, Юрий Ершов продемонстрировал необходимость оспаривания действий и решений, которые позволили констатировать психическое расстройство, предполагающее обязательную госпитализацию. «Психиатрическая диагностика, мягко выражаясь, несовершенна, и юрист должен это понимать», – подчеркнул он, рассказывая о недопустимых случаях включения в список диагнозов ряда болезней, не имеющих отношения к психиатрии (например, гомосексуализм или драпетомания (стремление к свободе)). В ряде таких случаев адвокату необходимо ставить под сомнение не только обоснованность помещения лица в стационар, но и сам диагноз.

Даже в правовых актах, заметил лектор, признается, что возможны манипуляции сведениями, в ходе которых врач скорой помощи может быть дезориентирован тем, что обращающиеся ошибочно оценили действия лица или предвзято изложили факты (см., например, Методические рекомендации по организации работы бригад скорой психиатрической помощи, прилагающиеся к Приказу Минздрава от 8 апреля 1998 г.).

Чтобы принудительно поместить больного в стационар, должно быть установлено, что он тяжело болен и при этом уклоняется от добровольной госпитализации, подчеркнул Юрий Ершов. После этого лечебное учреждение обращается в суд, где оно обязано привести внятные и разумные обоснования необходимости дальнейшего лечения психического расстройства именно в стационаре даже вопреки воле пациента.

Касаясь возможности продления срока содержания лица в стационаре до рассмотрения дела судом, лектор сослался на Определение Конституционного Суда РФ от 5 марта 2009 г. № 544-О-П.

Так, КС указал, что «лицо до вынесения соответствующего судебного решения может быть подвергнуто задержанию лишь на срок не свыше 48 часов, при этом судебное решение призвано гарантировать лицу защиту не только от произвольного продления этого срока, но и от неправомерного задержания как такового, поскольку суд в любом случае оценивает законность и обоснованность применения задержания к конкретному лицу».

Спикер добавил, что КС в целом ряде своих актов указывает на необходимость повышенной защиты прав человека, который самостоятельно не может защитить свое право на свободу и подвергается принудительному лечению медикаментами, приводящими порой к тяжелым последствиям. Он призвал внимательно ознакомиться с постановлениями от 27 февраля 2009 г. № 4-П и от 20 ноября 2007 г. № 13-П.

Отмечая важность разрешения вопроса о месте проведения судебного заседания, Юрий Ершов вновь обратился к Определению № 544-О-П, в котором указано, что «гражданин, о принудительной госпитализации которого идет речь, лишен возможности каким-либо образом оспорить точку зрения представителя психиатрического стационара о том, что он не в состоянии присутствовать в судебном заседании в помещении суда». В силу этого «роль суда в таких случаях не может сводиться лишь к формальному удовлетворению заявления о принудительной госпитализации гражданина или о продлении срока его принудительной госпитализации: суд обязан удостовериться, что отсутствуют основания сомневаться в достоверности и полноте сведений, представленных врачами-психиатрами в подтверждение необходимости проведения судебного заседания в психиатрическом стационаре, при этом такие сведения в соответствии с ч. 2 ст. 67 ГПК Российской Федерации не могут иметь для суда заранее установленной силы и подлежат оценке в совокупности с другими доказательствами на основе внутреннего убеждения судьи. Кроме того, под надлежащим отправлением правосудия как элементом гарантии права граждан на судебную защиту подразумевается, в частности, что осуществление правосудия имеет место в определенной обстановке и с определенной атрибутикой, т.е. в зале судебного заседания. Отступления от этого правила возможны только при исключительных обстоятельствах и в любом случае не должны зависеть от усмотрения одного из участников процесса».

  • В заключительной части лекции Юрий Ершов предложил коллегам рекомендации по ведению дел о недобровольной госпитализации.
  • С презентацией спикера можно ознакомиться здесь.
  • Повтор трансляции состоится в воскресенье, 20 декабря.
Adblock
detector